Из воспоминаний профессора Павла Васильевича Шмакова

Фрагмент книги "Мозаика одной жизни из воспоминаний профессора Павла Васильевича Шмакова".

подробнее

Семинар по объемному телевидению

Первый рабочий семинар по объемному ТВ состоялся 29 февраля 2008 года в Санкт–Петербурге.

подробнее

главная arrow история arrow статьи о кафедре arrow Кафедра телевидения ЛЭИС в моей судьбе. А.П. Сальников
Кафедра телевидения ЛЭИС в моей судьбе. А.П. Сальников

Юбилей - хороший повод для выражения любви и признательности юбиляру и располагает к воспоминаниям о давних временах, которыми хочется поделиться с читателем.

Кафедра телевидения, 70 лет которой отмечается в этом году, сыграла в моей судьбе определяющею роль. Было это так.

Вторая половина пятидесятых годов (уже прошлого века). В нашей стране бурно развивается телевизионное вещание. Очередь крупных городов на строительство телевизионных центров дошла до Куйбышева (ныне Самара), где я тогда жил и учился в старших классах средней школы. Настало время определяться с выбором специальности и продолжения места учебы после школы. Начало телевещания в родном городе сказалось на смещении моих интересов от авиации к радиолюбительству в области телевидения. Где-то в 1958 г. попадает мне в руки очень популярный и дефицитный в то время журнал «Радио» с большой статьей о разработке системы цветного телевидения на кафедре телевидения Ленинградского электротехнического института связи им. проф. М.А. Бонч-Бруевича. На центральном развороте журнала с десяток фотографий главных разработчиков на фоне созданной ими аппаратуры. Из этой статьи я, тогда девятиклассник, рассматривавший в качестве возможного места продолжения образования один из трех вузов (МФТИ, Куйбышевский авиационный институт или Куйбышевский электротехнический институт связи (КЭИС)), впервые узнал о существовании кафедры телевидения, руководимой проф. Шмаковым Павлом Васильевичем, и о самом ЛЭИСе. Впечатление было настолько сильное, что я решился написать письмо. Вопрос - кому из более десятка представленных на фотографиях творцов системы (профессор Шмаков П.В., доценты Жебель Б.Г., Кондратьев А.Г., Злотников  и др.)? Из скромности выбрал единственную черно-белую фотографию, на которой на фоне цветного телекинопроектора был запечатлен один из его разработчиков инженер Анатолий Александрович Гольдин. Ему я и отправил послание с рассказом о своих увлечениях, планах, спрашивал об особенностях поступления  в ЛЭИС. Получил ответ, в котором Анатолий Александрович подробно ответил на все вопросы и пообещал в случае поступления в ЛЭИС взять меня на работу студентом-лаборантом на кафедру телевидения. Последнее окончательно определило мой выбор, и в следующем году я прибыл в Ленинград поступать в ЛЭИС. После успешной сдачи вступительных экзаменов был зачислен на факультет РС и РВ. Собрался представляться Гольдину А.А. на кафедру телевидения, но тут выяснилось, что по только что принятому закону «О связи высшей школы с жизнью» все поступившие в вузы вчерашние школьники должны первый год учебы совмещать с полноценной работой на предприятиях. Деканатам пришлось срочно решать задачу распределения новых студентов-«школьников» по предприятиям Ленинграда в качестве рабочих. Тех, кто по медицинским (и иного свойства) показаниям мало подходил для этого, направляли на кафедры института лаборантами. Чтобы не быть ложно понятым, я отложил свой поход к Гольдину. Получил направление на завод им. Козицкого для работы в качестве литейщика радиокерамики. Только после растянувшейся на полтора года этой трудовой деятельности, перейдя в ранг полноценного студента-очника, разыскал  его, занимавшегося в тот момент оформлением обходного листка для перехода из ЛЭИС на другое место работы. Хотя с момента нашего почтового контакта прошло около трех лет, Гольдин А.А. сразу все вспомнил, вызвал своего преемника по руководству темой «Разработка системы электронной рирпроекции» (по заказу Ленфильма) и наказал ему взять меня на работу, как и обещал ранее в письме. Так я попал в дружный коллектив телевизионщиков ЛЭИСа.

В те годы научно-исследовательская лаборатория кафедра телевидения занимала практически все левое крыло 2-го этажа главного корпуса ЛЭИС. Завершались работы по системе цветного телевидения на принципах американской системы NTSC. Были созданы оригинальная телевизионная студия «бегущего луча», цветной телекинопроектор, цветные телевизоры и другое оборудование, позволявшее вести из стен института опытное телевещание в цвете. Помню буйство красок на экранах цветных телевизоров в процессе демонстрации фильмов, приезд для знакомства с результатами этой работы делегации МККР и Зворыкина В.К. - признанного родоначальника телевидения в США. Очень жаль, что вопрос о принятии в СССР стандарта на совместимую систему цветного телевидения решился в пользу другой менее изученной тогда системы SECAM (политическое решение Хрущева, пролоббированное тогдашним президентом Франции Де Голлем).

Очень быстро я оказался в группе, занимавшуюся промышленным телевидением (научный руководитель Кондратьев Александр Гаврилович, руководитель заказа Лукин Марк Исаевич, непосредственный мой руководитель Миненко Юрий Григорьевич). Первые самостоятельные работы - транзисторный видеоусилитель для ПТУ, корректор резкости телевизионных изображений. Вспоминается бережное и уважительное отношение сотрудников к работающим студентам,  умелое руководство без излишней опеки, поощрение самостоятельности. Приходилось много работать со специальной технической литературой, экспериментировать со схемами, их настройкой, чтобы получить нужные результаты. Незабываемо чувство удовлетворения, когда удавалось решить поставленную задачу на должном уровне.

Вскоре началась многолетняя НИР по разработке аппаратуры объективной непрерывной регистрации параметров телевизионного сигнала для строящегося Общесоюзного телевизионного центра в Останкино. Мне было поручено заниматься измерителем четкости. Эта работа стала моим дипломным проектом. За год до защиты диплома состоялось распределение. Получил предложение остаться на кафедре телевидения стажером (2-3 года) для последующего поступления в аспирантуру. Заковыка, однако, состояла в том, что я был жителем Куйбышева и не имел постоянной прописки в Ленинграде, поэтому комиссия по распределению приняла забавное решение «направить Сальникова А.П. в распоряжение ректора КЭИС на должность стажера ЛЭИС». После успешной защиты в июне 1965г. дипломного проекта (на английском языке, что было засчитано как сдача кандидатского экзамена по иностранному языку) выяснилось, что иногородних стажеров в общежитии, где я тогда жил, не прописывают. Для решения этой проблемы Шмаков П.В. обратился к тогдашнему ректору ЛЭИС К.Х. Муравьеву. Выход был найден в предложении мне поступать в аспирантуру (без необходимого двухлетнего стажа работы), для чего пришлось срочно на Ученом совете института принимать соответствующую рекомендацию и увеличивать план приема аспирантов на единицу. В результате, неожиданно для себя, я стал аспирантом кафедры вместе с Володей Акимовым, Сережей Коганером, Толей Тачковым. Они уже имели необходимый стаж работы на кафедре, сдали все три экзамена кандидатского минимума и имели определенный задел по темам будущих диссертаций. Мне же пришлось первый год потратить на сдачу экзаменов кандидатского минимума и на поиск темы диссертационной работы. Вряд ли за оставшиеся два года аспирантуры удалось написать и защитить диссертацию, если бы не особенности стиля работы кафедры под руководством Павла Васильевича Шмакова.

Надо сказать, что в те годы кафедра телевидения располагала многочисленным научно-исследовательским составом (см. групповое фото, на котором автор этих строк во втором ряду пятый справа) при 6 - 7 единицах преподавательского состава. Работа велась по строгому и четкому плану. На еженедельных заседаниях кафедры заслушивались доклады научных сотрудников, ведущих инженеров и аспирантов по тематике выполняемых работ. Для этого в начале каждого учебного года секретарь кафедры собирала заявки на тематику и сроки этих обязательных докладов. Кроме того, в план кафедры каждый аспирант должен был внести сроки подготовки двух - трех публикаций по теме диссертации. Обсуждение докладов всегда было интересным, доброжелательно критическим, конструктивным. Это было на пользу, как авторам докладов, так и слушателям, оказывающимся в курсе всех исследований, ведущихся на кафедре. Именно благодаря такому планированию, чувству ответственности и нежеланию подвести своего научного руководителя - замечательного ученого и человека Александра Гавриловича Кондратьева и кафедру в целом, мне удалось подготовить и защитить кандидатскую диссертацию в 1968 г., когда завершался аспирантский срок. Этому в большой степени сопутствовала атмосфера дружбы и взаимопомощи в коллективе. Вспоминаются первый мой дипломник Саша Гоголь, занимавшийся прибором для измерения детальности телевизионных изображений, доц. Однолько В.В. выполнивший в качестве «кафедрального оппонента подробнейший критический анализ первого варианта диссертации, помощь Маши Чурко и всей группы Кондратьева в оформлении и подготовке материалов к ее защите.

В планах подготовки аспирантов присутствовала также пробная лекция в студенческом потоке под наблюдением опытного доцента с последующим обсуждением ее на заседании кафедры. Помню свою первую лекцию об устройстве и работе самой малогабаритной для того времени передающей телевизионной трубки видикон с эффектным извлечением в конце лекции самого видикона из нагрудного кармана, благожелательный отзыв на нее доцента Однолько В.В., сделавшего вывод о моей предрасположенности к преподавательской работе.

По окончании аспирантуры меня оставили на кафедре в качестве младшего научного сотрудника. Продолжалась работа над измерителем четкости, завершившаяся двухмесячной командировкой вместе с Гоголем А.А. и Шутовичем Ю.А. на телецентр в Останкино для наладки, испытаний и сдачи заказчику аппаратуры объективного контроля качества телевизионного сигнала.

Создав замечательную школу подготовки кадров высокой квалификации и выпуская большое количество кандидатов наук, кафедра телевидения стала поставщиком специалистов для всех вузов связи СССР. Питомцы кафедры возглавляли родственные кафедры в институтах связи Одессы (Сорензон А.П.), Куйбышева (Постарнак Ч.Г.), Новосибирска (Дмитриев А.Я.), плодотворно работали и работают на разных кафедрах нашего университета. Обстоятельства сложились так, что в 1971г. по приглашению профессора Рамма Г.С. я перешел на преподавательскую работу на кафедру теории передачи сигналов и теории нелинейных электрических цепей, возглавлявшуюся тогда проф. Заездным А.М., продолжая сотрудничество в научном плане с кафедрой телевидения еще несколько лет.

С позиции прожитых лет лучше видны все те фундаментальные основы организации работы и жизни, который кафедра телевидения закладывала в сознание своих питомцев. Вспоминается шутливый (а возможно и нет) ответ Шмакова на вопрос, как ему удается сохранять высокую работоспособность в столь преклонном возрасте (далеко за 80). «Это очень просто» - ответил он. «Надо спланировать работу лет на 5 вперед, а потом, хочешь, не хочешь, остается только выполнять намеченное».

В благодарность родной кафедре телевидения за лучшие годы своей молодости, бесценный опыт и знания посвящаю ей свою последнюю работу - учебный комплекс по теории электрической связи.

 
« Пред.   След. »